elshanec: (Default)
- Захожу в квартиру, а в прихожке вот это! – тёть Наташа протягивает моей маме записку своего сына. На листочке в клеточку - лаконичное: «Мама, ушел к бабе».
- К бабушке что ли?
- Ну, не к бабе же, в 12 лет, - смеётся тёть Наташа.

И тёть Наташи уже нет, и одноклассник мой давно спился, а про записку зачем-то помню.

Read more... )

ТУТУ

Sep. 17th, 2013 07:55 am
elshanec: (Default)
Прадед мой был железнодорожник и дедушка тоже. Их дом рядом с железной дорогой стоял, и часы-ходики с гирькой на цепочке они сверяли по московскому поезду.
Дом этот и сейчас стоит, но живут в нем другие люди. Может, железнодорожники, может, нет.
Сам не железнодорожник я, но впитал.




Read more... )
elshanec: (Default)
Перочинный ножик,
Ножик перочинный.
Ножик перочинный,
Перочинный ножик. (и т.д.)


Когда у меня было детство, в детстве была игра – ножички. Играли в нее так.

Read more... )
elshanec: (Default)
В детстве у меня был «Флиппер» - сериал (этого слова точно не было тогда) про американских детей и дельфина. Даже в черно-белом варианте история завораживала.

Большую часть детства я провел в частном доме бабушки и деда. Развлечения мы сами себе придумывали: от свить гнездо на дереве, на шестиметровой высоте, до изготовления взрывпакетов и самопалов под калибр 5.6. Игра во Флиппера была одной из самых безобидных.

Выглядела забава так: по весне из дворовой грязи сооружались каналы, плотины, заливы и атоллы. Флиппер лепился из пластилина. Мой был голубого цвета. Правил в игре не было, сюжет придумывался на ходу. Игра велась до полного посинения.

Взрослым было не до нас, взрослые занимались взрослыми делами – в частном доме их особенно много. Нам это было только на руку. Да, автоматических стиральных машин тогда не описывали даже в фантастических книжках, стирка занимала целый день и была событием общесемейного масштаба. Отработанную воду нужно было вёдрами вытаскивать на улицу. Канализации на улице моего детства не было тоже, лили прямо на дорогу и к весне ул. Гоголя могла дать фору лунному пейзажу. Весной пейзаж таял, и мы играли во Флиппера. До посинения.

- У вашей девочки непромокаемый костюм? – пожилая женщина и собака на поводке остановились около лужи и смотрели на меня с подозрением.
- Ага.
- Вот и славно - лужи для них, как для нас классическая музыка, - улыбнулась женщина, и они с собакой отправились по своим делам. А младшей было так хорошо, что она даже не заметила собаку.



Флиппер у меня в детстве был, мне бы еще костюм такой.
elshanec: (Default)
Последний раз в Московском зоопарке я был давно. Оказалось, как и не уходил - все звери на своих местах.




Read more... )
elshanec: (Default)
- Правда, правда, ничего, кроме правды… - многие говорят, но не уверен, что эти многие взаправду хотят знать то, чего можно было бы и не знать. Никогда.

Пришла как-то ко мне девушка, а через полчаса в дверь позвонила другая. Хотела она знать, правда ли то, что у первой отключили горячую воду и потому она в моей ванной комнате, а не в аду, где ей самое место? Не знаю, не спрашивал. Очевидно же – у меня есть горячая вода, а где-то её нет. Почему не у той, которая в ванной?

Или купила как-то мама первую клубнику, кулёчек небольшой. Отвела меня в садик, а кулёчек в мой шкафчик положила, на верхнюю полочку.
Вечером пришла забирать, клубники нет. Кулёчек на месте, а клубники нет.
За первые пять минут мама выяснила, что к шкафчику я с утра не подходил. За еще минуту, что подходил. Раз двадцать. Столько ягодок там и было.

Стало маме легче от того, что это не волшебник в голубом вертолете прилетал и проголодался в пути перед бесплатным сеансом кино? Было ли мне стыдно? А маме? Она же правду про волшебника в присутствии воспитательницы узнала. Стал ли я с тех пор меньше врать? Конеееечно.

Теперь правды в моих историях – почти вся история, самую малость недорассказанная только. Или история, которая ТАКАЯ история, что там уж и не важно. В промышленных масштабах, в общем.
И не ври мне, что не врёшь.
elshanec: (Default)
Школу я ненавидел. Каждое утро шел до неё по одному из двух маршрутов, либо дворами через Аэрофлот, либо по 20 лет, а потом по Рахова - так было на пять минут дольше. Чаще ходил вторым маршрутом. И пока шел, играл в разведчика – будто я Штирлиц, которого забросили в глубокий вражеский тыл и продержаться нужно еще пять лет, четыре месяца и пять дней. Помогало.

Кругом темень, сугробы выше меня, ветер в лицо и я весь такой, как струна, как нерв весь – в логово. Сам. И подвига моего не узнает никто. Есть за что себя уважать – пять лет, четыре месяца и пять дней. А всего будет десять.

- А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, - этой фразы я боялся больше всего. Эта фраза означала провал. Штирлиц однажды был на грани провала, как раз после этих вот невинных слов. Помните, Мюллер улыбнулся устало, и предъявил Вячеславу Тихонову его же отпечатки пальцев, которые нашли на чемодане радистки Кэт?

И Мюллер попросил, и Штирлиц остался. Попробовал бы он не остаться. После уроков. А ведь еще пять лет, четыре месяца и уже четыре дня. Фигня совсем. И главное, день этот не хуже других был. Обычный такой день с врагами. И не предвещало ничего и вдруг, на тебе – попрошу остаться вас, Штирлиц. Да остался я, остался! И чо теперь?

И вот сидит Штирлиц в Гестапо под замком, спички из коробка высыпал на стол, фигурки разные из них складывает и всякий раз у него слово «пиздец» получается и думает, как бы половчее Мюллеру объяснить, откуда взялись отпечатки его, Штирлица, пальцев на чемодане с радиостанцией этой самой Кэт? Понятное дело, он этот чемодан таскал, он же не знал, что Мюллер будет с него отпечатки снимать. Если б знал, ни за что не стал бы помогать!

Стоп! – подумал Штирлиц, - Как это не стал бы помогать? Я же офицер, дважды, причем, офицер – один раз Красной армии, второй раз немецкий и оба раза мужчина в самом расцвете сил! А мужчина, разрази меня гром, должен помогать женщине переносить тяжести на дальность расстояния! Даже если в чемоданах у женщин вражеская радиостанция. Ну, для Мюллера вражеская, - хихикнул Штирлиц и в снова вывернулся из паскудной ситуации. Живой и без двойки в дневнике.

С тех самых пор я внимателен к женщинам с поклажей. И главное, школу-то закончил давно, а привычка осталась – то пакеты с продуктами поднесу до лифта, то коляску помогу через сугробы перевалить, а однажды даже донёс до ларька продавщицу . Думаете, из вежливости? Нееет, всё конспирация, будь она неладна. А ну как Мюллер попросит остаться и снова про папиллярные линии? А я ему, такой:

- Старина! – и весело хлопну Мюллера по плечу, - Да почем я знаю, откуда на них на всех мои отпечатки?! Я же офицер, тысяча чертей!
elshanec: (Default)
Сгущенку я в детстве любил. За присест мог банку съесть, но всякий раз останавливал себя на половине - вторая половинка банки всегда вкуснее была. Потому, что завтра.
Сгущенка была еще вкуснее, если в нее добавлялась ложка какао «Золотой ярлык». Зеленая такая картонная пачка с черными буковками.
О том, что бывает еще и сгущенное какао, я слышал от мамы, и это сгущенное какао из банки представлялось мне таким лакомством, какого на свете и не бывает вовсе.

Read more... )
elshanec: (Default)
- Паси, Димок! Лодка отвязалась! Давай догоним?! - не дожидаясь ответа, Стас начал скидывать с себя одежду прямо у кромки воды. Да что там скидывать было? - сандалии и шорты - вот, и вся одежда. В полуголом виде по пионерскому лагерю ходить было нельзя, но нам можно - мама моя была в «Топольке» врачом на все три смены, я был при ней, а Стас, троюродный братец мой, приехал погостить. Пионервожатые смотрели на нас сквозь пальцы.

- Чего застыл? Уйдет же лодка!

Я смущенно переминался у кучки стасовой одежды.
- Ты чего, не умеешь плавать?!
Read more... )
elshanec: (Default)
Обожаю лепить с детства. Лепил все, что шевелится, экономя родителям нервы и массу свободного времени. Но тяга к прекрасному только на поверхностный взгляд стоила недорого. Если бы кто взялся подсчитывать убытки, смело мог включать в список: 1) извазюканный полированный платяной шкаф - на его вершине у меня было гнездо с пластилиновой крепостью, в которой квартировал пластилиновый гарнизон. 2) Палас. До того, как мама на своих руках привезла его из Болгарии, палас имел радикальный зеленый цвет.

На заграничное чудо приходили смотреть соседи и восхищенно взмахивали руками, удивляясь его размерам и маминой выносливости. Через месяц, молча взмахивать руками, настал и мамин черед - когда мое пластилиновое войско спускалось с вершины Полированной скалы в Ковровую долину и вступало в битву с племенами из соседских квартир, палас покрывался жирными пятнами.

Вместе с другими полководцами я честно пытался отскоблить поле битвы от пластилиновых трупов, но результат был один - мама молча взмахивающая руками. 3) Плюсуем в список убытков трико. Палас сопротивлялся и мстил мне дырками на коленях спортивных штанов (пара штук в год). 4) Обои. Про них умолчу. Обои можно было менять каждую неделю - пластилиновые ядра оставляли на них неизгладимый след. Поэтому обои не меняли.

Так вот, если бы кто взялся подсчитывать... Слава богу, никто не подсчитывал.

Последний раз я лепил девять лет назад. )

ДИНКА

Jan. 18th, 2013 07:37 am
elshanec: (Default)
- Ба, ну, ба! У соседской собаки щенки родились! Давай возьмем одного, а?

- Сынок, - бабушка отвлеклась от плиты, на которой что-то вкусно побулькивало и вытерла руки о фартук, - у нас же в доме кот, куда нам еще и собаку?

Серый полосатый кот Васька сидел рядышком на табурете, внимательно вслушивался в разговор и делал вид, что ему неинтересно.

- Они такие замечательные, ну, ба!..

Года три назад у нас уже была собака, ее нам подарили взрослой. Прежние хозяева что-то долго объясняли бабушке и деду про какие-то обстоятельства и объяснили - они ушли, а собака осталась. Несколько дней псина не понимала, что теперь ее новый дом здесь и караулила у ворот. Ждала. Потом, окруженная нашей любовью, что-то поняла и пост у калитки оставила.
А через год прежние хозяева вернулись. Навестить. Псина не верила своему счастью! Но ее потрепали за ухом, дали гостинцев и снова ушли, не рассчитав сил, громко хлопнув калиткой.
На следующий день собака улучила момент и выскользнула за ворота. Я бежал за ней квартал, я очень быстро бегал, но опоздал. Эта картинка до сих пор перед глазами у меня - пустой перекресток, собака на середине дороги и резкий вскрик тормозов. Бежать дальше было не зачем.

На шум из калитки выскочил дед, увидел меня, облегченно выдохнул и, увидев слезы, спросил, чего реву? А я, я только вытянул руку в сторону перекрестка и сказал - там...

И прошло сколько-то лет. Может, три.

- Ладно, - бабушка повернула краник комфорки и голубые язычки под кастрюлькой пыхнув напоследок, потухли, - Только уговор, за щенком будешь ухаживать сам.

Потянулась за кошельком на холодильнике, достала из него медный пятак:
- Держи.
- Так они же бесплатно отдают.
- Держи, говорю, так положено - хоть пятачок, а заплатить надо. Иначе собака в доме не приживется.

Кот Васька внимательно проследил за тем, как пятак перекочевал из бабушкиной руки в мою ладошку и понял, что ничего вкусного ему на сегодня у плиты не светит. Кот нарочито безразлично зевнул и вышел из кухни, сверкнув неожиданным зеленым цветом шерстки в солнечном пятне, которое уютно разлеглось прямо под табуреткой.

Так в нашем большом деревянном доме появился маленький щенок. Динка.

Динка была московской болонкой. Не чистокровной, но кому это было важно? Значение имели лишь ее мокрый нос, розовое пузико с черными родимыми пятнышками и веселый нрав. Динка охотно принимала участие во всех моих забавах, но от кухни старалась далеко не уходить - на кухне была бабушка, миска с едой и вредный Васька, поэтому сначала его миска, а потом уже своя.

Динка оказалась на редкость жадной до еды и делиться с какими-то котами не собиралась.
Однажды, встав на задние лапы, стащила со стола пачку маргарина и сожрала. Вместе с оберткой. Потом собаку тошнило на только что купленную малиновую дорожку на поролоновой основе. Бабушка грозилась убить воровку, но Динка посмотрела на хозяйку больными глазами, была прощена и отмыта, а жирное пятно на дорожке так и осталось.

Мыться Динка терпеть не могла, поэтому большую часть года ее длинная шерсть была грязной от дворовой пыли и напоминала войлочные дреды воинственных кельтов. Но когда собаку удавалось заманить в корыто, оказывалось, что шерсть у Динки кипельно-белая.
Расчесывать себя псина разрешала только бабушке и выходила из ее рук круглым белым шаром. Шерсть, оставшуюся на щетке, бабушка бережно складывала в целлофановый пакет:
- Свитер свяжу тебе, - говорила она мне, - собачья шерсть, она, знаешь, какая? Ни один мороз не страшен.

Пушистым белым шаром Динка оставалась недолго - свинья везде грязь найдет, улыбалась на любимицу бабушка и сокрушенно вздыхала.

В один из таких белых и пушистых дней Динка исчезла. Я обыскал все закоулки, обошел с пацанами соседние дворы, дедушка клеил на углах квартала объявления... Через месяц мы поняли, что собаки у нас больше нет.

- Отец! Иди скорее! - бабушка вскрикнула и замолчала.
Дед бросил строгать что-то в сарае и, как был с рубанком в руках, так и выскочил во двор - он любил бабушку, хоть и ругался с ней каждый день по всяким мужским поводам. Но бабушку он любил больше поводов. Выскочил из сарая и остановился - с бабушкой было все в порядке. Почти. Бабушка сидела на краешке лавки и плакала - перед ней, молча, сидела Динка.

- Вся в репьях, на шее обрывок веревки, а в глазах слезы, - так дед потом рассказывал мужикам про день, когда к нам вернулась собака.


P.S.
Разбирал шкаф, наткнулся на свитер, связанный бабушкой из собачьей шерсти. Хотел про написать одно, а вышло совсем про другое. Вы уж простите.
elshanec: (Default)
Это про меня. Во-первых, я еще в детстве мечтал стать. Вот, прям, как дочитал Уэллса, тут же - в прихожку. Снял с вешалки дедушкин плащ, кашне… дедушка кашнеТ, говорил, а я поправлял, в свои шесть с небольшим. Веселил всех. В общем, снял с вешалки и тут же примерил перед здоровенным бабушкиным зеркалом. Большущие черные модные очки тётушки были последним штрихом. На нем и погорел – очки оказались очень дорогие, пришлось вернуть.

Да и ладно, всё равно не очень был похож. Хотя, бабушка так не считала - утверждала, что меня из-за швабры уже давно не видно, а скоро и в зеркале на нет сойду. Скорей бы! - думал я, перечитывая любимую книжку в какой-то там раз, и забывал про обеды, ужины, а завтракать я и сейчас не завтракаю.
Бабушка нервничала, но виду не подавала – подавала пирожки с капустой, рулет с маком, и жареные макароны. И все это под соления из собственных погребов. Ох уж мне эти погреба!.. Ладно, про них потом. Сейчас, в-главных.

Кто ж не знает, что всех Димок зовут невидимками? И если вас так в детстве не звали, значит, вы либо не Димка, либо вас видно, причем издалека. А меня и вблизи не очень-то. Сегодня убедился.

Захожу в кабинет, в паспортном столе, здороваюсь – ноль внимания. Поздравляю с новым годом – реакция та же. Вот, думаю, сбылась детская мечта – невидим, невидим! Но тут меня заметили.
– Вам, мужчина, чего? – спрашивают. И спрашивают вроде бы меня, но смотрят как-то сквозь.
- Мне бы паспорт, - и фамилию называю. И понимаю, что спросить-то меня спросили, но и забыли про меня тут же.

- Кхе-кхе, - напоминаю о себе скромно, - мне бы паспорт.
- Это вы опять?

В общем, не готов оказался паспорт. Завтра велели придти или еще когда.
- Когда? Ну, вы, мужчина, странный такой! Когда ему?.. Когда будет готов, тогда и придете.

И ведь знают, что приду и не беспокоятся даже. А я вот сильно - как же они сверять меня с документом станут, если не видят, кому выдают?
elshanec: (ежик)
Минус восемнадцать интернет говорит. А на улицу выйдешь, за угол дома завернешь, упрешься в ветер, так и все минус 22. Чего еще о зиме?.. Разве, что 35 лет назад меня и минус двадцать пять не напрягали. Радовали даже. В школу не ходить можно, а на горку не ходить было нельзя - весь двор на этой горке был, и было весело и не холодно совсем.

А еще было вымороженное белье с веревки. Деревянные Прищепки с треском разожмешь, пласты дедовых кальсон и постельного белья стопочкой к груди, как дрова, и бегом в дом. И снова на горку или на каток. Каток прямо под горкой взрослые заливали, а мы помогали им. И всем: и взрослым, и детям было радостно.

Вечером ввалишься в дом в клубах пара, лыжные штаны на тебе колом, на шарфе сосульки от дыхания, варежки, как два маленьких сугроба об пол шлеп, шлеп, а бабушка уже веник протягивает - снег с валенок на улице сметать надо.
Тоже мне мороз - минус двадцать пять.
А сейчас достаточно в окно браузера выглянуть и уже холодно. То ли дело Таиланд.

Там сейчас лето в разгаре, а зима летом у них. Сезон для дождей и не сезон для туристов. Но мне там и в дождь хорошо было. В океан залезешь, а он теплый и Индийский. А дождь идет и идет, такой же, как в Химках, только сильнее.



Даже тамошним голубям и тем не по себе. Ежатся.




Расскажи им про минус 25, голубям этим, не поверят. Мы же не верим, что сейчас где-то лето и мартышки по деревьям вместо воробьев скачут, а креветки в супе такие, что за один укус и не съешь. И за два тоже. Экзотика...

Там все экзотика, в Таиланде. Даже электричество. Особенно в дождь.
Любимая как-то зонт забыла взять, решила вернуться в номер. Стою, курю, жду. Вдруг, бах! Свет в отеле погас. Весь!
Я курить тут же бросил и бегом к лифту - а ну, как любимая в шахте застряла? Как же я теперь без зонта? Ночью?! В Таиланде?!!

Прислушался, никто на помощь не зовет. Тихо кругом. Только темно и дождь шумит все сильней. Нужно, думаю, по лестнице подняться, чтобы уж наверняка знать - пойдем гулять сегодня или лифт ломать будем? А тут и свет включился. Правда, пока я до третьего этажа бежал, свет еще раз вырубило. Поднимаюсь на ощупь в номер - никого. К лифту - никого. Все, думаю, съездили в Таиланд. Увели невесту. Прямо из-под носа увели!

Спускаюсь в потемках вниз, а там любимая. С зонтом. Она по другой лестнице спустилась.
- Представляешь, - говорит - жму на кнопку вызова лифта, а он не едет и свет погас. Пришлось по лестнице идти. И вниз тоже хотела на лифте. Кнопку жму, а свет снова пропал. А зонт, вот. Только он нам, судя по всему, не поможет - смотри, как льет.

И тут я понял - свет ВО ВСЕМ отеле выключала любимая. Дважды! Кнопкой вызова лифта. Как такое может быть, спросите? Ничего удивительного, у них там, в Таиланде, проводка вот такая...




...при чем везде. Идешь по улице после дождя, а провода тебе радуются - потрескивают празднично. И предупреждающих табличек «не влезай, убьет!» лично я не встречал - дураку понятно, что убьет, даже если не влезать.




Вот, на пляжах у них полно табличек и даже флаги вывешивают: красные - если в воду не лезь! А я и не лезу. Мне и так зашибись.


45

Dec. 7th, 2012 08:14 am
elshanec: (ежик)
Ощупал себя с утра, нет, слава богу, не ягодка и тем более не баба. Ни опять, ни тогда. Слегка лежалый орешек, может быть. Фундук по ощущениям.
Обожал в детстве фундук. Дедушка мне всегда его с получки покупал. Стакан. Продавец зачерпывал им из горки орехов в алюминиевом лотке, показывал дедушке и пересыпал в газетный кулёк.

В моём детстве орехи продавали в скорлупе, и приходилось колоть. За молотком идти было долго, поэтому колол зубами. А дедушка смотрел на меня и улыбался, и говорил, чтоб я подождал зубами-то, пока он за молотком сходит. А я смеялся и грыз зубами. А бабушка говорила деду, что в доме специальные щипцы есть и даже начинала искать их в ящике кухонного стола, но дедушка уже возвращался с молотком в зал и по дороге говорил бабушке, что молотком интересней.

- какие у твоего деда хорошие зубы! – восхищалась одна девочка.
- доживешь до моих лет, у тебя будут такие же, - шутил дед.

Каких лет-то? Дед всегда для меня был дедом, и сколько ему там лет было, я даже не задумывался. Мне было достаточно того, что он был папой моей мамы. Мама была взрослая, а дедушка очень взрослый. А ему и было-то лет 50 или даже меньше. Ровесник почти мне сегодняшнему. И я, наверное, чем-то на него похож очень, а чем-то совсем нет. Вот за молотком для орехов для ребенка я бы точно пошел и фразу про зубы повторил бы с удовольствием.

Только орехи теперь зубами никто у нас не колет – чищенные они уже. А то и в шоколаде.

***
У нас в семье несколько фотоальбомов: общий и детский, у каждого свой. Только у бабушки с дедом детских альбомов не было – для фотографий из их детства вполне хватало пары листов на двоих в общем альбоме.

Год назад у меня жесткий диск сдох и пропали фотки младшей за несколько месяцев. Расстроился страшно, а одна девушка сказала:
- Дим, тебя в детстве сколько раз фотографировали?

Перелистал свое детство и оказалось – раз или два в год фотографировали. Или даже реже. Младшую мы снимали с трех камер и видео есть прямо из родильной палаты и до сегодняшнего дня. Этот архив ни в один альбом не поместится, даже если выбрать лучшее.

И тут мне снова вспомнилось, что всего двадцать лет назад фотоальбом, в котором фиксировалась вся жизнь, был у каждого. Вот такой:




Здесь мне 16-ть…




…и я первый раз поставил свою подпись в документе. Интересно, почему в те времена закон требовал, чтобы владелец паспорта расписывался ТОЛЬКО перьевой ручкой?

Здесь – 25-ть…




…подпись выглядит чуть уверенней, но всё равно, как курица лапой. (1992 год, а в паспортных столах по-прежнему в ходу перьевые ручки).

До следующего листа в этом альбоме страна, в которой я родился и вырос, не дожила.

А еще в детстве я любил складывать между собой цифры в билетиках. И сейчас люблю. И если мои 45 между собой сложить, получается 9. Нумерологи вот чего говорят:
цифра 9 – гениальность, талант, любовь, сострадание, служение другим… дальше не стал читать, там на двух листах еще.

И пока вы размышляете, поздравлять такого замечательного или у него всё и так есть? - пойду, гляну, что там, у селёдки под шубой?..

НЕБО

Nov. 16th, 2012 09:19 am
elshanec: (ежик)
Когда я был маленький у меня тоже была бабушка, я часто смотрел на небо со звездами и без и думал – где-то там, на далекой-предалекой планете, которую невозможно разглядеть даже в самый сильный телескоп, прямо сейчас сидит такой же мальчик и смотрит в небо, и думает о том же.

Или идешь по улице и вдруг понимаешь, что по этой же улице шел Гоголь или даже Наполеон или вообще Ленка из 10 «б» и все они не то чтобы не думали, даже не догадывались о тебе. А ты про них подумал сейчас, на этой улице, и они рядом как будто.

Или просыпаешься в кровати, а на другом краю Земли потягиваются так же моники беллуччи, джессики альбы и скарлетт йохансены и красивы они в этот момент той красотой, которой мы и не увидим никогда, а она есть.

Или смотришь утром в окно и неба за тучами не видишь. А на Пхукете – солнце и отлив сейчас, и можно бродить по морскому дну среди пугливых крабов и морских звезд и думать обо всем сразу и ни о чем. А потом сесть за столик в неказистом ресторанчике и поесть супу из кокосового молока с креветками. Вот, так, прямо с утра – супу.

Или вы не смотрите на небо?
elshanec: (ежик)
- два детских творожка, пожалуйста.
- с наполнителем или классический?
- классический.
- извините, это не наша дисконтная карта. А вот эта наша. Спасибо. Пакет пробивать?
- да.
- спасибо за покупку. Доброго вам дня. Приходите еще – и улыбнулась продавщица.

Блин! А где вот это:
- чо ты мне суешь?! Глаза открой! Что у меня над прилавком написано?! А в писульке твоей?! Читать не умеешь?! А еще туда же, очки нацепил! Да вы посмотрите на него, очередь задерживает, сам не знает, чего хочет! Нету творога, и молока нет! Кефир вчерашний будешь брать?!

Правда ведь, в тонусе держит? А тут размякнешь, забудешься, представишь себя в безопасности, а тебе разом и детство, и юность, и маму твою тоже вспомнят, и пошлют, и пойдешь, дороги не разбирая. И нахлынет то, о чем и забыл давно за ненадобностью, а оно всплыло.

1982-й
- так, никуда не расходимся! Звонок для учителя! Не расходимся, говорю! Классный час у нас. И не нужно ныть. Сегодня к нам придут шефы из райкома комсомола, будут рассказывать о туристической поездке в Германию. А вот и они. Проходите, товарищи, присаживайтесь, с нетерпением ждали вас!

- а вы в ГДР были или в ФРГ?
- в ФРГ.
- а что больше всего запомнилось?
- честно? После одной из экскурсий мы попросили, чтобы нам показали дома, где живут простые рабочие. И нас отвезли. На окраине города отец с сыном машину ремонтировали. Выглядело это так:
- дай ключ на 17.
- пожалуйста, пап.
- спасибо. Нет, это на 15 ключ, ты ошибся, сынок.
- извини, пап. Вот, на 17.

- и что плохого в вежливости?
- да какая вежливость! Лицемерие одно. Разве так машину ремонтируют?..

Это все, что я запомнил из той встречи с шефами из райкома комсомола. Запомнил, забыл, а сегодня вот всплыло. Действительно, кто ж так в обычной жизни разговаривает – спасибо за покупку, доброго вам дня? Разве что лицемеры.

И еще вспомнилось. Первый мой выезд за рубеж в нулевых. На обзорной экскурсии гид, бывший советский, взахлеб рассказывает о городе, в котором теперь живет. О Праге. И по всему выходит лучше здесь: бездомных собак и кошек нет, разгула преступности нет, дорогого евро и того нет – бокал пива за крону можно купить. А еще, говорит, никто у нас сам машины не ремонтирует – законом запрещено! Если видит полицейский, что кто-то под капотом на улице ковыряется, вежливо штрафует за отсутствие лицензии на ремонт автотранспорта. Врал поди. Никому верить нельзя – вежливо штрафует…
elshanec: (Default)
Питер – удивительно красивый город. Не знаю даже какое слово здесь главнее – «красивый» или «удивительный». Хотя, знаю какое – «неожиданный»! Ну, как неожиданный? Ты же в школе учился, читатель, и в курсе, что здесь и Зимний дворец, и Эрмитаж, и… Чего ты шикаешь? Это одно и то же? Ты еще скажи, что Медный всадник то же самое, что и Бронзовый.
Так, вот, Питер прекрасен в неожиданности своей.

Идешь по Невскому проспекту в сторону Невы, до обычного перекрестка доходишь, а там за углом, ТА ДАМ!

DCF 1.0
«

В вашем городе такой ТА ДАМ за углом есть? Ну, и вот. А в Питере таких тадамов … достаточно. Но вот Зимний за углом меня в 1984 году особенно поразил. Причем, настолько, что свою старшую дочь я через 20-ть лет этим же маршрутом повел и попытался объяснить ей восторженным мычанием суть своего тогдашнего подросткового восторга.

Но больше Зимнего дворца меня поразил другой архитектурный объект. Почти 30 лет прошло, а стоит перед глазами, как живой. Он и сейчас там.

Флэшбэк.

1984-й. 4 года назад закончилась Московская летняя олимпиада. Мы с мамой уже три недели бороздим Ленинград и его окрестности. Дождей почти нет, тепло, и жители города утверждают, что это чудо будет гораздо чудесней всех достопримечательностей города вместе взятых. Но они ошибаются.

Петергоф. Бродим по парку часа четыре. Ноги гудят, лавочек нет и мама предлагает сесть на газон. А никто не сидит на газоне, не принято было в СССР на газонах сидеть. В Нижнем Тагиле – пожалуйста, а на газонах, нет. Мама у меня законопослушная, но любит меня больше, чем административный кодекс. И мы садимся. Прямо на изумрудный газон.

Сидим, приходим в себя от впечатлений. Вокруг тут же остальные туристы на газон попадали и тоже в себя приходят. То есть, не идут никуда. Больше не могут.
Я радостно уплетаю бутерброд с сыром, мама его предусмотрительно из дома захватила – перекусить в СССР было практически негде, и мама об этом знала.

И вот, сидим мы на советском царском газоне, доедаю я бутерброд и чувствую, что мне надо. Причем срочно.
- А где у вас туалет? – спрашивает мама милиционера. Милиционер уже минут пять стоит рядом и задумчиво смотрит на туристов на газоне. Наверняка размышляет, с кого начать пресекать, чтобы потом красиво изложить в рапорте: «в результате профилактических мероприятий, мною, старшим сержантом Бобрыкиным, пресечена попытка…»

- Товарищ милиционер, - снова перебивает карьерные мечты сержанта моя мама, - где у вас здесь туалет?

Сержант обреченно машет рукой сначала в сторону указателя, а потом и на рапорт. И уходит искать Янтарную комнату.

Указатель выводит нас с мамой к странному сооружению. Издали оно похоже на ДЗОТ (дерево-земляная огневая точка), но раз в десять больше. Я атакую ДЗОТ в направлении буквы «М».

С раннего детства я знал – в общественные уборные следует входить, задержав дыхание и зажмурив глаза. Запах аммиака внутри этих сооружений убивал всё живое, кроме советских граждан. Но про советские реалии я могу долго, а мне надо по-быстрому.

Итак, я вхожу внутрь и зажмуриваюсь. Потом открываю глаза и зажмуриваюсь снова – чистый бело-голубой кафель, зеркала над фаянсовыми раковинами, фаянсовые же писсуары и запах… Его нет. Точнее, запах есть, но это волшебный запах! Я пронес его в своей памяти из далекого 1984 года в новое тысячелетие и сейчас делюсь с теми, кому не понять, как это не было Пепси Колы?!

Пепси Колы действительно не было. Точнее, она была, но только в Москве. Вру. Однажды в туристической поездке по Байкалу, экскурсовод вывел нас из тайги на полянку. На полянке стоял ларек. В ларьке была Пепси Кола!

- сколько стоит Пепси?!
- не кричи так, мальчик, - сморщился продавец, - Пепси стоит полтора доллара. Вот же на ценнике русским языком написано.

Это был валютный ларек для иностранных туристов, среди тайги!

Так вот, запаха в туалете Петергофа не было, но это было еще не все чудо. У входа в ДЗОТ за столом сидела фея. В полированной поверхности стола отражались рулоны с туалетной бумагой!!!

Почти тридцать лет прошло, а я как сейчас вижу себя со стороны в этой царско-советской уборной, которая была построена специально к Московской олимпиаде для иностранных, да чего уж там, и советских граждан.

И не спрашивайте меня, как выглядит Янтарная комната.
elshanec: (Default)
Яблочный спас вчера был. Знаете? Я и сейчас-то про него мало чего знаю, а в детстве и подавно. Но это не мешало мне уничтожать на корню урожай в бабушкином саду.
Сезон считался открытым, сразу после того, как с яблонь осыпался цвет. Завязь была такая кислая, что, глядя на меня, морщились лимоны.
Бабушка нервничала:
- оставь хоть пару килограмм на компот и варенье!
- угу, - говорил я с набитым ртом, не слезая с дерева.

На верхушке мальта мною была оборудована ветка для чтения с одновременным пожиранием самых крупных и румяных яблок. К концу лета смотреть на них я уже не мог и переходил к натуральному обмену с соседскими пацанами. Пацаны, конечно, и так тырили бабушкины яблоки, я в долгу не оставался, но меняться было интересней. Яблоки мы называли тыблоками, играли ими в войну и учились жонглировать. До сих пор умею управляться с тремя предметами.

Вкуснее бабушкиных яблок я не встречал, даже за соседским забором.

А эти фотки были сделаны ровно пять лет назад, в саду писательницы Светланы Борминской. Тот год на яблоки выдался особенно урожайным, и Светлана предложила всем знакомым приехать к ней в Пушкин, и увезти, кто сколько сможет. И мы поехали.







СПАСТИ ЯБЛОКИ )
elshanec: (Default)
Это только при чтении фраза выглядит коротко и сухо. А Магомаев делал вкусно. Вот так делал:



Я в четыре, а может и в три года, половины слов не понимал, которые неизвестный дяденька так выразительно пел для меня из динамиков дедушкиной Ригонды. Ох уж мне эта Ригонда - никакой стереофонии! Но каждый раз, когда я слышал знакомый голос незнакомого дяденьки, я выходил на середину зала и пускался в пляс.

Подозреваю, бабушка и дедушка специально заводили Магомаева, чтобы не смотреть Новости, а «Минуту славы» тогда еще не изобрели. А меня изобрели. И вот пляшу я перед своими бабушкой и дедушкой, а они смеются и я смеюсь тоже. Нам весело и здорово. И о чем там, в передаче Новости говорят, не слышно – звук выключен. А и был бы включен всё одно никто бы не слушал – внук рядом, а израильская военщина и рекордные надои – нет. Может, их вообще нет, а внук есть. Вот он. И Магомаев есть, даже если нет его уже.

Потом я Магомаева разлюбил. Не так, как Иосифа Кобзона, но разлюбил. Мне больше Бременские музыканты стали нравиться. А потом Битлз, а потом и вовсе такое, что бабушка тут же просила выключить. Да я и не включал Скорпов при бабушке.

Когда меня попросили написать сценарий про Кобзона, я решил, что это интересно и стал отсматривать терабайт видео из личного архива певца. И наткнулся там на эпизод, где в гримерке Кобзона сидит и курит Муслим Магомаев и они дружески треплются обо всем.

Видео показать не могу – фильм еще не был в эфире. А лайф, пожалуйста. Магомаев курит Мальборо и рассказывает Кобзону о том, как концертный директор пытался уговорить его отработать внеплановое, но очень прибыльное выступление:

Лайф Магомаев и Кобзон = 0009_1 mov = 07.14 Магомаев: Я говорю, я не Кобзон. Это он может и туда и туда поехать. А я, если вечером концерт, я репетирую, и отдыхать буду целый день.
Кобзон: А если заплатить с утра? (Ржут оба).

70 лет сегодня могло исполниться Муслиму Магомаеву.
elshanec: (Default)
Знаете, кому ништяк завсегда и везде? Значит, вы тоже играли в индейцев! Индейцы не знали страха, были гордые, сильные и в перьях. Еще у них были острые ножи, луки, томагавки и тропа войны. А еще у индейцев были ковбои. Не разлей вода они были с индейцами – куда индеец, туда и они, и уж как там дальше сложится, только один Фенимор-Куприн и знал.

И, вот, мечтаю я как-то о диких прериях и головном уборе из перьев в пол, и на самом интересном месте, где я весь в мышцах и на мустанге, входит дедушка с кульком в руках. Слезай, говорит, внучек, с коня и гляди, чего у меня для тебя есть.

Индеец я был послушный, да и что в кульке интересно. Дедушка-то у меня был волшебник – то щит рыцарский из обычной картонки сделает с родовым гербом и девизом из «Ну, погоди!», то пистик на заводе такой отольет, что вся улица потом за мной ходит – дай посмотреть!.. В общем, слез я с мустанга быстро.


Бабушка. Она тоже была волшебницей - умела делать индейские перья из обычных листьев

Разворачиваю кулек, а там – настоящий пластмассовый кольт и ковбойский ремень с кобурой и патронташем!
- гляди, он еще и пульками стреляет, - сказал дедушка и показал как. И про индейцев было забыто.

А через неделю дедушка взял меня с собой в отпуск в деревню. А я с собой взял кольт.

- да ты настоящий ковбоец! – сказал дядь Саша, когда увидел меня с кольтом и в шортах, - только коня не хватает.

Как в воду смотрел – любой пацан на нашей улице знал, что настоящий индеец или ковбоец без коня - не настоящий.

- так нету коня-то.
- как это нету?! А ну-ка, пойдем! Только сапоги надень. Мокро там, – и дядь Саша вывел меня огородами на луг.

- это Васька. Он стреноженный и смирный.
- и верхом можно? – не веря своему счастью, спросил я.
- нужно! – сказал дядь Саша и вернулся к дедушке и городским новостям, а мы с Васькой остались.

До этого дня коня я видел только впряженным в телегу старьевщика. Старьевщик раз в месяц проезжал по нашей улице и выменивал у хозяек всякую рухлядь на мыло и стиральный порошок. Еще у старьевщика были шарики из разноцветной фольги на венгерке. Продеваешь палец в резиновую петельку, выстреливаешь шарик из ладошки, а он с мягким хлопком возвращается обратно – чудо! Однажды я расковырял шарик и увидел внутри опилки. С тех пор чудеса я не препарирую.

Конь старьевщика для нас интереса не представлял - боевой конь и телега несовместимы. А тут, всё, как я мечтал. Луг, на лугу - конь, вдалеке - лес, в лесу - индейцы. Надо действовать!

Для начала я обошел Ваську три раза. Конь был, что надо – гнедой и со звездочкой во лбу. Единственный минус – отсутствие в комплекте табуретки. Пеньков на лугу тоже не наблюдалось. Я вздохнул и начал карабкаться, выбрав для подъема заднюю часть мустанга.

Дядь Саша не обманул – Васька был смирным конем. Он только разок обернулся, чтобы посмотреть, кто это там и продолжил щипать траву.
Резиновые сапоги решительно не подходили для верховой езды, но оставить их на земле я не мог – мы же с Васькой ускачем в лес по индейцы и когда вернемся неизвестно, а вдруг чего?
На пятой попытке я понял – либо сапоги, либо верхом. И немедленно разулся. Но бросить сапоги не рискнул – кто ж его знает, охраняется территория армией конфедерации или нет?

Сапоги я положил на Васькин круп, как на антресоль, и через три секунды был на коне. На коне, понимаете?!
Но восторг длился недолго – Васька махнул хвостом, отгоняя слепня и сапоги рухнули вниз. Нужно было начинать заново.

Минут десять я изучал Ваську на предмет наиболее пологих участков, пригодных для восхождения в резиновых сапогах не по размеру. Наблюдательности и терпения мне было не занимать, да и Васька никуда не торопился – травы на лугу было вдоволь.
- Вот оно! – закричал я внутри себя, боясь спугнуть мысль. Всякий раз, когда конь наклонялся за очередной порцией клевера, он становился заметно доступней со стороны морды. И я полез.

Ошибка была осознана лишь в конечной точке маршрута – к лесу я был передом, а Васька задом. Воевать индейца задом наперед было чистым самоубийством. И пока я думал, как развернуться по курсу, вкусная трава вокруг Васьки закончилась. Стреноженный конь встал свечкой и перепрыгнул на другое место.

В тот момент я отлично понял, каково это, быть ковбоем на родео – возбужденная толпа ревет, взбешенный конь норовит освободиться от наездника и этот наездник – ты! Обо всем этом я подумал, пока летел с Васьки в густую душистую траву.

- наскакался? – спросил, неожиданно выросший из травы, дядь Саша. Индейцы в лесу могли облегченно вздохнуть, покинуть дозоры и вернуться в вигвамы к заботливым скво и голопузым индюшатам.

- ну, если наскакался, пойдем тогда индейских петухов кормить.
- а такие бывают?!
- чего только в жизни не бывает, - сказал дядь Саша. И мы пошли. Но это была уже другая история.


Profile

elshanec: (Default)
elshanec

November 2013

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 678 9
10 11 12 13 1415 16
17 18 19 20 2122 23
24 25 26 27282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 22nd, 2017 08:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios