elshanec: (Default)
Школу я ненавидел. Каждое утро шел до неё по одному из двух маршрутов, либо дворами через Аэрофлот, либо по 20 лет, а потом по Рахова - так было на пять минут дольше. Чаще ходил вторым маршрутом. И пока шел, играл в разведчика – будто я Штирлиц, которого забросили в глубокий вражеский тыл и продержаться нужно еще пять лет, четыре месяца и пять дней. Помогало.

Кругом темень, сугробы выше меня, ветер в лицо и я весь такой, как струна, как нерв весь – в логово. Сам. И подвига моего не узнает никто. Есть за что себя уважать – пять лет, четыре месяца и пять дней. А всего будет десять.

- А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, - этой фразы я боялся больше всего. Эта фраза означала провал. Штирлиц однажды был на грани провала, как раз после этих вот невинных слов. Помните, Мюллер улыбнулся устало, и предъявил Вячеславу Тихонову его же отпечатки пальцев, которые нашли на чемодане радистки Кэт?

И Мюллер попросил, и Штирлиц остался. Попробовал бы он не остаться. После уроков. А ведь еще пять лет, четыре месяца и уже четыре дня. Фигня совсем. И главное, день этот не хуже других был. Обычный такой день с врагами. И не предвещало ничего и вдруг, на тебе – попрошу остаться вас, Штирлиц. Да остался я, остался! И чо теперь?

И вот сидит Штирлиц в Гестапо под замком, спички из коробка высыпал на стол, фигурки разные из них складывает и всякий раз у него слово «пиздец» получается и думает, как бы половчее Мюллеру объяснить, откуда взялись отпечатки его, Штирлица, пальцев на чемодане с радиостанцией этой самой Кэт? Понятное дело, он этот чемодан таскал, он же не знал, что Мюллер будет с него отпечатки снимать. Если б знал, ни за что не стал бы помогать!

Стоп! – подумал Штирлиц, - Как это не стал бы помогать? Я же офицер, дважды, причем, офицер – один раз Красной армии, второй раз немецкий и оба раза мужчина в самом расцвете сил! А мужчина, разрази меня гром, должен помогать женщине переносить тяжести на дальность расстояния! Даже если в чемоданах у женщин вражеская радиостанция. Ну, для Мюллера вражеская, - хихикнул Штирлиц и в снова вывернулся из паскудной ситуации. Живой и без двойки в дневнике.

С тех самых пор я внимателен к женщинам с поклажей. И главное, школу-то закончил давно, а привычка осталась – то пакеты с продуктами поднесу до лифта, то коляску помогу через сугробы перевалить, а однажды даже донёс до ларька продавщицу . Думаете, из вежливости? Нееет, всё конспирация, будь она неладна. А ну как Мюллер попросит остаться и снова про папиллярные линии? А я ему, такой:

- Старина! – и весело хлопну Мюллера по плечу, - Да почем я знаю, откуда на них на всех мои отпечатки?! Я же офицер, тысяча чертей!

ЗВУК

Jan. 28th, 2013 09:17 am
elshanec: (Default)
Жми кнопку, слушай чужой саундтрек к моей истории и представляй разные картинки. Потом сверим.


Listen or download Puscifer Momma Sed for free on Prostopleer

«ЗАПИСЬ», была такая клавиша красного цвета на любом магнитофоне. Чтобы запись пошла, клавишу нужно было нажимать одновременно с клавишей воспроизведения звука. Ручкой регулировки выставлялся уровень записи, который отслеживался по индикатору. Его бумажная шкала состояла из двух делений – зеленого и красного. Особым шиком считалось выставить уровень так, чтобы индикатор чуть-чуть зашкаливал. Это позволяло высоким частотам при воспроизведении звучать чуть звонче. Но если переборщишь, услышать из динамиков можно было лишь перегруженный хрип. Были на кассетниках и автоматические уровни записи, но это для девочек.

Движения проволочной стрелки завораживали меня. Когда появились светодиодные индикаторы, ритмичная пульсация которых вызывала ассоциации с НЛО, я посчитал – вот, оно и настало, будущее. Такие индикаторы имели модели магнитофонов за полторы тысячи рублей – «Олимп» и «Электроника». Я ходил смотреть на них, как в музей, в магазин на углу Ленина и Чапаева. И отчетливо понимал - такого магнитофона у меня не будет никогда.

Были «Дайна», потом «Маяк». Оба монофонические. Оба весили больше 10 кг. Для субтильного меломана, это было настоящей проблемой.

Музыку с телевизора записывали раз в году, на Новый год, из программы «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Шла она ближе к утру, часа в четыре и нужно было, во-первых, не уснуть до этого времени, а во-вторых, вовремя нажать на кнопки.
А музыки хотелось больше и разной, и я таскал эти полированные гробы от одного приятеля к другому, осторожно перекладывая ручку магнитофона из ладошки в ладошку. Если бы остановился передохнуть, не дошел бы.

Помню, тащился через сугробы с «Дайной» к однокласснику, который на перемене удивился тому, что я понятия не имею, кто такие «Машина времени». Прихожу к Вовке, подцепляюсь шнуром к его кассетному «Парусу», он жмет на воспроизведение, и я слышу, что поют по-русски!
- Чо это за фигня?!
- Да ты чо?! Это и есть «Машина времени»!

Записал я «Машину» только потому, что было очень жаль себя – столько переть эту бандуру и не записать совсем ничего?! А потом, ночью, в наушниках вслушался и мне понравилось. Очень. Еще потом выяснилось, что половина песен к «Машине» отношения не имели – «Воскресенье» это было.
Макаревича я давно разлюбил уже, а Романова с Сапуновым слушаю до сих пор. Никольский нравится меньше. О том, что через 15 лет я смогу поговорить с каждым из них, я в своем детстве и мечтать не мог. Причем, не просто поговорю, а буду задавать вопросы, а они станут на них отвечать. Иногда честно.

Достать хорошую запись модной группы было жуткой проблемой. Фирменные виниловые пластинки у спекулянтов стоили от 60 до 150 рублей. Денег таких у меня сроду не было. Поэтому я наскребал рупь на билет, на вход в Д/К Россия на Третьей дачной и просто ходил между лотками с винилом «the Beatles», «AC/DC», «Pink Floyd» и захлебывался слюной.

Был и менее затратный способ сделать очень качественную запись – в кооперативном салоне «Ритм» на Кирова, рядом с магазином «Молоко», напротив ювелирного «Кристалл». Заправляли салоном звукозаписи армяне, и стоимость минуты была рубль. Записать две стороны большой бобины на 19-й скорости у армян стоило 9 рублей. На обеды в школе мама выдавала мне 20 копеек. В школе я не ел.

К выпускному классу у меня скопилась приличная фонотека, и мы с другом Серегой стали вести дискачи. Танцующий народ постоянно нужно было чем-то удивлять, а завуч требовала, чтобы в списке композиций, которые будут крутиться на танцах, 70 % должны были составлять отечественные исполнители. А где их было взять-то?!

В 1985 году в кинопрокат вышел музыкальный фильм «Сезон чудес». Там были такие клёвые песни (слово саундтрек я услышал лет через десять только) «Белая дверь» «Отраженья в воде», «Робинзон»… такие клёвые, что фильм я посмотрел раза три подряд. Показывали его в кинотеатре «Центральный». В том же здании находилась хозрасчетная стоматологическая клиника. В этой клинике работали родители девочки Маши, за которой я робко пытался ухаживать.

План созрел мгновенно. Я не знаю, заплатила ли Машкина мама киномеханику (только сейчас об этом подумал), но уже на следующий день я сидел в его будке и судорожно, чтобы успеть к началу сеанса, перепаивал шнур записи – на киношном пульте выход был обычной вилкой. Без сожаления откромсал от своего шнура штекер и, обжигая пальцы, паял. И успел. И снял ПЕРВУЮ копию песен из фильма, которых в городе не было НИ У КОГО.

- Хочешь, я тебе кадр из фильма вырежу? - предложил киномеханик и выразительно щелкнул ножницами.
Я отказался. Жалко было, что из-за меня коцнут хотя бы один кадр.

На дискаче запись из «Сезона чудес» вызвала фурор. С девочкой Машей мы так и не поцеловались. Моя фонотека до сих пор жива и вместе с обоими катушечными магнитофонами пылится в подвале.

PS
Вчера смотрел фильм «Патруль», который скачал на торрентах. В фильме мне очень понравилась одна песня. Полез на рутрекер и за пять минут нашел и скачал весь саундтрек. В отличном качестве. Потом нажал на кнопку в бесплатно скаченном медиапроигрывателе, добавил нужных частот в эквалайзере, который бесплатно встроен в медиапроигрыватель и вспомнил всю эту историю. Точнее, только часть истории.

УПК 2

Aug. 3rd, 2012 07:00 am
elshanec: (Default)
Денежный разврат в магазине «Молоко» длился недолго – нас с Серегой перевели в торговую точку на углу Кирова и Горького. В Рыбный. Взвешивать мы умели. С деревянными счетами было сложней. Поэтому под счеты мы положили клочок коричневой оберточной бумаги. На клочке было точно указано, сколько стоил каждый грамм сельди пряного посола, свежемороженого минтая, хека, мойвы и кильки.

До сих пор помню цену килограмма свежемороженой кильки – 12 коп. Рыба была в длинных брикетах. Мы ломали их о край чугунной ванны, которая стояла у кафельной стены. А когда никто не смотрел в нашу сторону – ногами. Хрусть! И пополам.

Отдел напротив украшала надпись СОКИ-ВОДЫ. Воды в отделе я не видел никогда, а соки были. Томатный, яблочный и березовый. Первые два – в конусах, березовый – в трехлитровых банках. Но покупателей манили не они. В этом же отделе торговали ликероводочной продукцией. Коньяк стоил 25 рублей и томился на полке годами, увеличивая свою выдержку, оставаясь прежним в цене.

Однажды одна из коньячных бутылок не выдержала долгого пути к потребителю и лопнула ровно по донышку. Но продавщица вовремя заметила утечку и лихо перевернула бутылку горлышком вниз.
- за десятку возьмешь? – деловито спросила она у мужика, который горящими глазами смотрел на «Пшеничную». Мужик, молча, протянул продавщице деньги и вышел из магазина, держа бутылку перед собой, как букет цветов.

В нашем отделе ажиотажа не было. Нам с Серегой хватало расторопности не создавать давку у прилавка – взвесил, сверился с таблицей под счетами, написал на клочке бумаги цену, вручил покупателю. Пока тот оплачивал покупку в кассе, мы обслуживали следующего.

Но когда выбрасывался дефицит… Помните мойву горячего копчения в картонных коробочках? В конце месяца она была всегда. Надо ж было магазину делать на чем-то план. Никогда бы не подумал, что советские люди так любили мойву. А они любили.

- пацаны! По две коробки в руки! Не больше!! – кричала кассир через весь торговый зал.

Покупатели были отлично знакомы с этим правилом и, получив свои две коробочки, через бока которых уже сочилось масло, тут же снова вставали в хвост длинной очереди.
Мы с Серегой старались быть вежливыми, но быстроты движений это не прибавляло и нам грубили. Мы краснели, нервничали, ошибались, нам грубили еще больше. С тех пор копченую мойву я недолюбливаю.

В конце учебного года меня спросили, в каком магазине я хотел бы отработать летнюю трудовую четверть? И я попросился в магазин самообслуживания.
Серега остался в рыбном:
– весовой товар – это живые деньги! – повторял он слова нашей наставницы.

Ежедневно она принимала этот самый товар у директора магазина и дотошно взвешивала каждую коробку. Надписи «брутто» и «нетто» на упаковке продавщицу не интересовали:

- усушка-утряска, а мне потом из своего кармана плати? – вечно приговаривала она и манипулировала гирьками, как жонглер в манеже, - смотрите и учитесь. Вот, это брутто, - и продавщица демонстрировала нам кассу в центре зала, - а это нетто, - и выдвигала из-под прилавка ящик с мятыми рублями. Рубли пахли рыбой и криминалом.

- в этой подсобке стоят электронные весы, - сказала мне заведующая магазином, - кладешь товар на чашку, цена высвечивается здесь. Переписываешь цену на бумажку, вкладываешь ее в пакет. Всё.

Эта подсобка была волшебной пещерой Алладина! Грильяж в шоколаде, сервелат, венгерская ветчина и ЗЕФИР В ШОКОЛАДЕ!

- стой, стой, стой! Ты куда так режешь?! – возмутилась умудренная жизненным опытом фасовщица, - ветчину, а венгерскую особенно, нужно резать так, - и румяная женщина в белом халате лихо взмахнула ножом. Кусок ветчины распался на две части – в одной было практически одно сало, в другой - розовое мясо со слезой, - понял?

Я утвердительно кивнул и спросил, можно ли попробовать кусочек? Оказалось можно. И не только ветчину, но и грильяж, и сыр, и даже зефир! Было еще мыло. Оно так не по-советски пахло свежим зеленым яблоком, что его хотелось попробовать тоже.

В торговый зал это изобилие попадало редко, либо не попадали совсем.
Когда я выносил из подсобки кулек с дефицитом и нес его домой, чувствовал себя настоящим кормильцем семьи.

В середине 80-х по талонам стало всё. От безысходности я стал навещать магазины, где меня еще помнили. Никогда не забуду штабели голландского сыра под потолок склада и пустые полки в том же магазине.

Корочка с надписью «младший продавец» мне была вручена после успешно сданного экзамена в УПК. На первые заработанные деньги я купил цветомузыку «Электроника». За 250 рублей!
А у Сереги на мойве случилась недостача. Большая.

УПК часть первая/a>

УПК

Aug. 2nd, 2012 06:51 am
elshanec: (Default)
- дедушка – токарь шестого разряда, говоришь? - трудовик с сожалением смотрел на меня сверху вниз, - не в дедушку, значит.

Ну, а как он должен был смотреть, если за 10 минут я убил три резца?

- знаешь, как называется этот станок?
- токарный?
- почти угадал. ДиП он называется. Догоним и Перегоним Америку, то есть. Но с твоими талантами это вряд ли.

Огромный токарный станок из 50-х годов и худенький прыщавый я, почти на тридцать лет моложе – у нас не было ни шанса на взаимность.

- а хочешь быть продавцом продовольственных товаров? – спросила меня завуч Учебно-производственного комбината.
- и никаких токарных станков?!
- но ответственность больше. Работа с людьми и с наличными деньгами.

К своим 16-ти я не имел тесных контактов ни с тем, ни с другим и согласился сразу. Люди в моем представлении не выглядели такими же монстрами, как три тонны металла с почти олимпийским именем ДиП.

- что ж мне с вами делать, с продавцами-то? – задумчиво протянула директор магазина «Молоко» на проспекте Кирова, - ладно, будете продавать на улице яйца, кисломолочку, чай. А там посмотрим.

Это был вызов. И мы с Серегой его приняли. На каждую позицию товара был придуман рекламный текст в стихах. Выглядело это приблизительно так:

Байховый чай!
Поскорей налетай!!
Последняя пачка!
Доставай заначку!!!

Или вот, еще шедевральное:

Болеешь?
Здоровье поправить легко!
Покупай кефир, ряженку,
Молоко!

Спешащие на работу граждане дрогнули, улыбнулись и выстроились в довольно длинную очередь к нашему лотку.

- чего дают-то? – спрашивали крайние передних. И когда узнавали, что байховый чай, плевались от досады. Но продолжали стоять. Инстинкт – либо сегодня байховый, либо завтра никакого.

- вы до обеда продали ящик чая?! – удивлялась директор магазина, - вот этой дряни целый ящик?!!
Мы скромно улыбались и молчали.

- вот вам три рубля премии. Лично от меня. Еще ящик продать сможете? Он там, в подвале. Год уже стоит.

К концу рабочего дня мы продали и этот ящик. И получили еще трешку. Итого, три рубля чистой прибыли каждому. За день работы! Таких денег мы с Серегой отродясь в руках не держали.

Магазин «Молоко» и дальше не уставал удивлять нас с Серегой финансовыми перспективами – подтащил продавщице к прилавку несколько ящиков кефира – рубль, убрал пустые бидоны из-под сметаны в подсобку – еще рубль. При этом грузчики в магазине были и получали зарплату.

А записка на баклаге со сметаной: «Валя! Сметану не разбавляй, я ее уже разбавила»? Баян? В нашем магазине этот баян играл для покупателей каждый день. Но все были довольны – покупатели внезапно выброшенными курями, которые почему-то всегда имели легкий голубоватый оттенок, продавцы – покупателями за то, что они есть даже тогда, когда покупать нечего. И те и другие называли советскую полупотрошеную курицу СИНЯЯ ПТИЦА. Первые за удачу ее обретения, вторые за всё остальное.

(продолжение следует)
elshanec: (Default)
Вчера средний закончил школу. С золотой медалью. Медаль ему, правда, не дали, обещали вручить на балу отличников. Но зато сразу вручили младшую. Она хоть и в серебряном была, но золотая.




Много всяких слов было сказано. Особенно делегатом от отцов. Мужчина завернул такую длинную речь, что сбился со смысла уже в середине, а в конце чуть было не сорвался на штамп американских священников во время церемонии бракосочетания: …пока смерть не разлучит вас.
Ну, или это я уже додумал.

Наша класнуха была лучшей. Вот, дословно: Я вас всех очень и очень люблю. И я вас всех буду ждать. В добрый путь и счастливой дороги!

В десять секунд уложилась и лучше не скажешь. И не нужно.

А на шее одной из выпускниц, прямо под красивой прической я случайно подглядел тату на латыни : Suum cuique. Каждому свое, то есть.




***
Проснулся в семь, среднего еще нет.
- вне зоны доступа или отключен, - переживает любимая.

Отключен? Главное, чтоб не в отключке. Звоню.
- да, - серьезный такой, не уставший совсем голос отвечает.
- нормально всё?
- ага.
- вы где?
- в районе МГУ.
- ну, и хорошо. Празднуй дальше.

- всё в порядке, - успокаиваю любимую.
- голос трезвый?
- его да. Но там, на заднем плане – девочки…
- девочки – это нормально. Это даже хорошо, - успокоилась любимая и попыталась заснуть.

***
А я так не любил школу, что после выпускного гулять не пошел. Хотя огней золотых в Саратове и тогда было много.

МАКС

Feb. 29th, 2012 08:24 pm
elshanec: (Default)
- кто меня искал?! Телефон оставил?! Фигасе! Диктуй!

Последний раз я видел Макса в Волгограде. 15 лет назад. Мой друг был в бегах. От его астрономических долгов захватывало дух даже у друзей. Про бандитов вспоминать и среди бела дня не стану. У них и без меня с памятью очень хорошо. Особенно на чужие долги. Короче, в город Максу было нельзя. Убьют.

В Волгограде мы сняли роскошный номер в доме колхозника. Второй этаж. Окна с видом на овраг. Удобства в коридоре. К вечеру второго дня у нас закончились деньги. Все. Включая на мой обратный билет. Про завтра даже не думалось.

- может, вернешься?
- не могу.
- сколько же ты должен?
- дохуя. Давай о чем-нибудь другом.

Трое суток мы говорили обо всем на свете. Даже о том, что там, где Макс был вынужден жить, нет голубей. Местные с голодухи сожрали всех голубей.

Сорок минут телефонного разговора через 15 лет. Он устал бояться. Вернулся домой, чтобы помочь родителям. Десять дней в городе, который был для Макса волчьей ямой 15 лет.

Я не вижу его лица. Слышу только уставший голос.
- сначала меня кинул Ромка.
- вы же учились в одном классе!
- так я потерял квартиру.

- а тот кошмарный долг?..
- у меня была девушка. Бандиты потребовали за нее выкуп. Роджерс обещал уладить проблему за миллион. Это все, что у меня было на руках. Чужие деньги. Откуда он о них узнал, понятия не имею. Развел грамотно.

- обоих нет в живых. Ты в курсе?
- что это меняет?

15-ть лет, блять! 15-ть лет.
elshanec: (Default)
День знаний завтра, а я сёдня отмечусь. Не хотел. Почти слово себе давал - не буду писать про 1-е сентября. Ну, и улыбнул Бога.
Иду, никого не трогаю и, честное слово, даже не думаю о том, как мне повезло, что завтра не в школу. Напеваю под нос что-то себе и вдруг понимаю, чей-та не так. «Обернулся. Всё тихо. Хвоста вроде нет…»

Останавливаюсь, делаю шаг назад, и среди кучи листьев под ногами нахожу вот этот.




для друга Гульбария )

ЗАБЫЛ

Jul. 15th, 2011 06:48 am
elshanec: (Default)
Ну, бывает так, старался, хотел, как лучше, помнил, помнил и оп-па – забыл! Начисто!

На экзамене мой дружок путается в показаниях. Мне с последней парты слышно – не учил нифига! А вопрос-то плёвый! Я этот билет с закрытыми глазами ответить могу. И начинаю подсказывать громким шепотом из дальнего угла аудитории.

- значит так, - преподаватель возвращает зачетку моему другу, - придете пересдавать после сессии. А вы, да-да, именно вы, - профессор смотрит в мою сторону, - идите уже отвечайте на тот же вопрос. хоть вас послушаю.

Подхожу, сажусь, открываю рот и понимаю – забыл. Начисто! И слышу из глубин аудитории шепот друга – он тоже этот билет отлично знает. Знал. Мы втроем экзамен пересдавали.

- ну, надо же! – бабушка вылезает из погреба, в руках у нее здоровенное блюдо селедки под шубой. Месяц назад она варила, резала и рубила все это дело, чтобы гостям на моей свадьбе было чем закусить. А про шубу забыла! У бабушки слезы в глазах – все по талонам. Как могла?! Начисто!

- а где контрольная работа Оли? – классная руководительница в десятый раз перебирает экзаменационные работы и не может найти листочек с фамилией одной ученицы. Оля перепутала даты. Пришла на контрольную по алгебре на следующий день. Ни один человек в школе про нее не вспомнил! Тотальная амнезия.

Выходишь из подъезда и хоп! Закрыл дверь или не закрыл? Ключи в руках держал, точно помню. Помню, как гремела связка. Рука помнит ее тяжесть. Голова не помнит главного – закрыл или нет? вернулся, подергал дверь. Закрыта. Меньше минуты прошло. Как можно забыть?!

О минутах кстати. Смотришь на часы, на руке. Через две секунды спроси меня, который час? Снова смотреть нужно. Не чтобы точно до секунды ответить. Просто нифига не помню. Спрашивается, чего первый раз смотрел?

Много чего помню. Еще больше забыл. А вы?

ЗАБЫЛ

Jul. 15th, 2011 06:48 am
elshanec: (Default)
Ну, бывает так, старался, хотел, как лучше, помнил, помнил и оп-па – забыл! Начисто!

На экзамене мой дружок путается в показаниях. Мне с последней парты слышно – не учил нифига! А вопрос-то плёвый! Я этот билет с закрытыми глазами ответить могу. И начинаю подсказывать громким шепотом из дальнего угла аудитории.

- значит так, - преподаватель возвращает зачетку моему другу, - придете пересдавать после сессии. А вы, да-да, именно вы, - профессор смотрит в мою сторону, - идите уже отвечайте на тот же вопрос. хоть вас послушаю.

Подхожу, сажусь, открываю рот и понимаю – забыл. Начисто! И слышу из глубин аудитории шепот друга – он тоже этот билет отлично знает. Знал. Мы втроем экзамен пересдавали.

- ну, надо же! – бабушка вылезает из погреба, в руках у нее здоровенное блюдо селедки под шубой. Месяц назад она варила, резала и рубила все это дело, чтобы гостям на моей свадьбе было чем закусить. А про шубу забыла! У бабушки слезы в глазах – все по талонам. Как могла?! Начисто!

- а где контрольная работа Оли? – классная руководительница в десятый раз перебирает экзаменационные работы и не может найти листочек с фамилией одной ученицы. Оля перепутала даты. Пришла на контрольную по алгебре на следующий день. Ни один человек в школе про нее не вспомнил! Тотальная амнезия.

Выходишь из подъезда и хоп! Закрыл дверь или не закрыл? Ключи в руках держал, точно помню. Помню, как гремела связка. Рука помнит ее тяжесть. Голова не помнит главного – закрыл или нет? вернулся, подергал дверь. Закрыта. Меньше минуты прошло. Как можно забыть?!

О минутах кстати. Смотришь на часы, на руке. Через две секунды спроси меня, который час? Снова смотреть нужно. Не чтобы точно до секунды ответить. Просто нифига не помню. Спрашивается, чего первый раз смотрел?

Много чего помню. Еще больше забыл. А вы?
elshanec: (Default)
я обещал, и вот...



кто угадает, где я, чесн слово - приз

погнали? )
elshanec: (Default)
мы не виделись 25 лет. не созванивались почти. многие разъехались. некоторые очень далеко. Африка - это далеко? вот, и я говорю. а тут и созвонились и неожиданно нашлось время.
и вот стоим мы рядом со своей школой № 18 почти в полном составе. и фотографирует нас моя 18-летняя дочь. ну, совпало)




25 лет - здесь )
elshanec: (Default)
мы не виделись 25 лет. не созванивались почти. многие разъехались. некоторые очень далеко. Африка - это далеко? вот, и я говорю. а тут и созвонились и неожиданно нашлось время.
и вот стоим мы рядом со своей школой № 18 почти в полном составе. и фотографирует нас моя 18-летняя дочь. ну, совпало)




25 лет - здесь )
elshanec: (Default)
Мне позвонили одноклассники. Нет, с головой у меня все в порядке. Позвонил не сайт. Просто одноклассники. Где они раздобыли мой телефон ума не приложу. Да и не важно это.
Позвонили и поставили на вид:
- хорош прятаться от широкой общественности! 25 лет прошло, а мы так ни разу по-человечески и не встречались.

Ну, да. Ни по-человечески, никак. 25 лет.

- ладно, - говорю, - приеду, - все равно собирался в родной город. Увидимся, значит.

Повесил трубку. Нахлынули воспоминания…
Школу я, мягко говоря, не любил. Ходил в нее, как Штирлиц на работу. Все 10 лет.
Вот, думаю, эту четверть в тылу врага продержусь и помогу Родине. И шел. И 10 лет прошли. И одноклассников я не видел 25 лет.

Достал из шкафа кинопроектор, пленки и стал отсматривать фильмы, которые делала сначала мама, а потом - я.

Вот мне 7 лет и я иду в первый класс. Портфель крыльями торчит из-за спины. Спина и весь я одеты в костюм, пошитый бабушкой. Не нашлось на меня костюма в магазине "Школьник". Худосочный был.

Вот мы стоим на линейке. Маленькие, все в гладиолусах. Идем утятами за первой учительницей в класс…
Генриетта Марковна – не помню фамилию. Да и знал ли я когда-нибудь фамилию своей первой учительницы? Скорее всего, нет. Она мне и без фамилии нравилась.

И снова Генриетта Марковна, только нам уже по 17-ть. Пацаны - смешно-усатые, девчонки – в рюшечках и начесах, лица сосредоточенные у всех. Взрослые, в общем.
Получаем аттестаты.

Старая пленка рвется в кинопроекторе и пока я заправляю ее снова в бабину, вдруг вспоминаю!

Экзамен по алгебре. Мы все отчаянно трусим и не верим родителям, что учителя обязательно помогут каждому. Не поставят двойку.
А вдруг?!
И мы потеем под полушерстяной формой и на предложение завуча снять пиджаки, наглухо их застегиваем.
Под пиджаками – шпоры.

- Ну-ну, - улыбается завуч и понимающе отворачивается к окну.

Мы все написали ту контрольную. Все, кроме одной девочки. Она перепутала день экзамена и пришла назавтра. А сегодня ее никто не вспомнил.

Все 10 лет эта девочка тенью ходила по школе, тенью присутствовала на уроках. Ее по-моему даже к доске не вызывали, боялись - тень рассеется. И когда она не пришла на экзамен, про нее забыли. Даже учителя.

Я не помню многих имен своих одноклассников. Лицо вижу на пленке и понимаю, что помню лицо и даже некоторые обстоятельства, в которых с этим лицом оказывался, помню, а как зовут – хоть убей!

Кинопроектор тарахтит снова.
Вот это Андрюха Максимов. Сосед мой по подъезду и до 8-го класса - закадычный дружок. Говорят, спился.
Это Серега Незнамов – умер.
Ромка Попов – умер тоже.
Ирка Колотырина. Надо же, помню ее смешную фамилию. Поэтому и помню, наверное.

У меня у самого в школе фамилия была не из грустных. В аттестате уже другая стояла. По маме.

Женька Соколов. Димка Кувардин, Олег Климов… с последним мы живем в 15-ти минутах езды друг от друга. Не виделись тоже 15-ть, только лет.
Этих, и кого-то еще помню. Других уже только в лицо.

А девочку, что не пришла на экзамен по алгебре я не помню особенно. Ни имени, ни лица.
Тем более не помню ее голоса, вдруг бы она сказала что-то за кадром, а я услышал бы и вспомнил. Но кино немое.
Не могу вспомнить.

Интересно, вспомнит о девочке кто-нибудь из одноклассников. Будет ли она на этой вечеринке? 25 лет не виделись.
elshanec: (Default)
Мне позвонили одноклассники. Нет, с головой у меня все в порядке. Позвонил не сайт. Просто одноклассники. Где они раздобыли мой телефон ума не приложу. Да и не важно это.
Позвонили и поставили на вид:
- хорош прятаться от широкой общественности! 25 лет прошло, а мы так ни разу по-человечески и не встречались.

Ну, да. Ни по-человечески, никак. 25 лет.

- ладно, - говорю, - приеду, - все равно собирался в родной город. Увидимся, значит.

Повесил трубку. Нахлынули воспоминания…
Школу я, мягко говоря, не любил. Ходил в нее, как Штирлиц на работу. Все 10 лет.
Вот, думаю, эту четверть в тылу врага продержусь и помогу Родине. И шел. И 10 лет прошли. И одноклассников я не видел 25 лет.

Достал из шкафа кинопроектор, пленки и стал отсматривать фильмы, которые делала сначала мама, а потом - я.

Вот мне 7 лет и я иду в первый класс. Портфель крыльями торчит из-за спины. Спина и весь я одеты в костюм, пошитый бабушкой. Не нашлось на меня костюма в магазине "Школьник". Худосочный был.

Вот мы стоим на линейке. Маленькие, все в гладиолусах. Идем утятами за первой учительницей в класс…
Генриетта Марковна – не помню фамилию. Да и знал ли я когда-нибудь фамилию своей первой учительницы? Скорее всего, нет. Она мне и без фамилии нравилась.

И снова Генриетта Марковна, только нам уже по 17-ть. Пацаны - смешно-усатые, девчонки – в рюшечках и начесах, лица сосредоточенные у всех. Взрослые, в общем.
Получаем аттестаты.

Старая пленка рвется в кинопроекторе и пока я заправляю ее снова в бабину, вдруг вспоминаю!

Экзамен по алгебре. Мы все отчаянно трусим и не верим родителям, что учителя обязательно помогут каждому. Не поставят двойку.
А вдруг?!
И мы потеем под полушерстяной формой и на предложение завуча снять пиджаки, наглухо их застегиваем.
Под пиджаками – шпоры.

- Ну-ну, - улыбается завуч и понимающе отворачивается к окну.

Мы все написали ту контрольную. Все, кроме одной девочки. Она перепутала день экзамена и пришла назавтра. А сегодня ее никто не вспомнил.

Все 10 лет эта девочка тенью ходила по школе, тенью присутствовала на уроках. Ее по-моему даже к доске не вызывали, боялись - тень рассеется. И когда она не пришла на экзамен, про нее забыли. Даже учителя.

Я не помню многих имен своих одноклассников. Лицо вижу на пленке и понимаю, что помню лицо и даже некоторые обстоятельства, в которых с этим лицом оказывался, помню, а как зовут – хоть убей!

Кинопроектор тарахтит снова.
Вот это Андрюха Максимов. Сосед мой по подъезду и до 8-го класса - закадычный дружок. Говорят, спился.
Это Серега Незнамов – умер.
Ромка Попов – умер тоже.
Ирка Колотырина. Надо же, помню ее смешную фамилию. Поэтому и помню, наверное.

У меня у самого в школе фамилия была не из грустных. В аттестате уже другая стояла. По маме.

Женька Соколов. Димка Кувардин, Олег Климов… с последним мы живем в 15-ти минутах езды друг от друга. Не виделись тоже 15-ть, только лет.
Этих, и кого-то еще помню. Других уже только в лицо.

А девочку, что не пришла на экзамен по алгебре я не помню особенно. Ни имени, ни лица.
Тем более не помню ее голоса, вдруг бы она сказала что-то за кадром, а я услышал бы и вспомнил. Но кино немое.
Не могу вспомнить.

Интересно, вспомнит о девочке кто-нибудь из одноклассников. Будет ли она на этой вечеринке? 25 лет не виделись.

Profile

elshanec: (Default)
elshanec

November 2013

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 678 9
10 11 12 13 1415 16
17 18 19 20 2122 23
24 25 26 27282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 06:17 pm
Powered by Dreamwidth Studios